Интервью: Дэвид Винтерс — Охотник за сокровищами по всему миру

0 Flares 0 Flares ×

Преамбула: Продолжаю переводы интервью из информационных писем Graham and Doddsville. Ссылки на предыдущие интервью можно найти на Карте Инвестора.

Интервью из второго номера Graham and Doddsville вышедшего летом 2007 г.

Дэвид Винтерс
Дэвид Винтерс

Дэвид Уинтерс – основатель и директор по инвестициям The Wintergreen Fund. До основания Wintergreen Advisors в 2005 году, г-н Уинтерс был директором по инвестициям Franklin Mutual Advisors и портфельным управляющим Franklin Mutual Discovery Fund. Г-н Уинтерс присоединился к фонду Mutual Series в 1987 году, за год до смерти легендарного инвестора Макса Гейне (прим – основателя и управляющего Mutual series). Следующее десятилетие он провел, работая бок о бок с другой легендой инвестиционного мира Майклом Прайсом.

Вопрос: Вы описывали себя как охотника за сокровищами по всему миру. У вас есть список характеристик, которыми должна обладать ситуация, чтобы вы были готовы в нее инвестировать?

DW (David Winters): Я не знаю существует ли вообще такой список. Нет никакой волшебной формулы, потому что каждая ситуация немного отличается от другой. Но вы спрашиваете о том, что такое идеальной инвестицией для меня, то в первую очередь мне хотелось бы, чтобы это был хороший бизнес. Бизнес, который, как мы надеемся, будет становится лучше со временем, бизнес в котором время работает на нас. Далее, мне важно чтобы менеджмент старался действовать правильно, который, если использовать метафоры, гребет веслами в том же направлении, что и остальные акционеры. Мы хотели бы, чтобы присутствовали оба этих качества и, дополнительно, цена покупки была низкая. Вкупе это приводит к тройному выигрышу. Мы хотим тройной выигрыш.

Вопрос: Существуют ли дополнительные элементы, на которые вы смотрите, когда вы инвестируете в неамериканские компании? Как вы оцениваете такие вещи, как устойчивость валюты, или качество правовой системы и стандартов бухгалтерского учета?

DW: Хороший вопрос, но точного ответа у меня нет. У некоторых стран великолепные валюты. Например, Норвегия, где есть вся эта нефть и газ. В ней живет 4,5 миллиона человек и есть примерно 300 миллиардов долларов размещенных в государственном фонде, целью которого является улучшение жизни общества (и сформированного за счет налогов на нефть). Итак, за спиной каждого норвежского гражданина стоят миллионы долларов в виде наличных денежных средств и ценных бумаг. Понимаете почему я считаю, что норвежская крона, вероятно, одна из лучших валют мира.

Есть другие валюты, где сказать такое крайне затруднительно. В таких ситуациях мы предпочитаем хеджировать риски, если в этом есть [экономический] смысл. Но предпочитаем мы сильные валюты.

По правовой системе – вам нужно выяснить важно ли верховенство закона для жизни общества. В таких странах, как Швейцария или Великобритания, есть верховенство закона. Это не означает, что не будет юридических сюрпризов, но главное, явно присутствуют давно существующие правовые системы защищающие права собственников.

Вопрос: Вы говорили о создании портфеля из жемчужин, где баланусы на раковинах скрывают внутреннюю красоту. Где вы начинаете их поиск?

DW: Список с наиболее подешевевшими за 52 недели бумагами – отличное место для поиска. Иногда не только отдельные компании, но и целый сектор может быть в немилости. В других случаях, комплексность может искажать ценообразование, потому что большинство людей не любят сложные и комплексные вещи. Люди в нашем бизнесе предпочитают, чтобы их кормили с ложечки, а конгломерат, который потребует много работы по изучению и функционирующий более чем в одном секторе, будет их отталкивать.

С годами мы обнаружили, что в лучших инвестиционных идеях, чем глубже копаешь, тем больше хорошего находишь. А в плохих, чем глубже, тем больше находишь скелетов в шкафу (например, токсичные обязательства, которых нет на балансе).

Зачастую, при анализе инвестиции можно довольно быстро выяснить, занижены активы или обязательства. Мы хотим бесплатно получить или много активов или потенциал .

Вопрос: Как вы оцениваете риск потерь по ценной бумаге?

DW: Абсолютный риск – это перманентная потеря капитала. Почти в любом бизнесе, кроме тех, где «бизнес» – просто сумма активов, риск и вознаграждение оцениваются исходя из того, сколько денег можно заработать со временем. Вы должны помнить о марже безопасности Бена Грэхема и оценить сколько компания стоит на самом деле. Каково отношение между стоимостью компании и ее текущей рыночной оценкой? Есть ли у бизнеса возможность повышать цены? Есть много бизнесов, которые жестко конкурируют и не имеют возможности повышать цены. Затем нужно понять какова его конкурентная позиция в мировом масштабе. Есть ли у него преимущество? И не производит ли он продукт, который можно легко скопировать и произвести где-то еще, без особых изменений, по гораздо более низкой цене. Если вы в таком бизнесе, значит у вас проблема.

Еще нужно понять, не было ли фундаментальных изменений экономике бизнеса. Например, в течение многих лет газетный бизнес практически имел виртуальную лицензию на печатание денег. Если вы были владельцем газеты, то вы были одним из самых богатых людей в городе. Теперь это уже не так, потому что объявления и реклама уходит в Интернет. Газеты потеряли контроль над ценообразованием и теряют выручку. Так что я считаю, что нужно следить обращать внимание происходят ли изменения в правилах игра, а из расчетов оценки компании (прим – например, по мультипликаторам) или из ее годовых отчетов это не всегда ясно.

Q: Вы долгосрочный инвестор, а когда вы продаете?

DW: Может быть несколько причин для продажи. Одна из них, если допустили ошибку. Я считаю, что мы все должны быть интеллектуально честными. Что-то было неправильно в анализе? Что-то изменилось? Или вы узнали новую информацию, которая все меняет? Не вести себя как «инвестиционный» страус и прятать голову в песке в надежде, что все само наладится, а, обычно лучше всего, признать ошибку и продать.

Еще одна крупная причина для продажи, если оценка (прим – оценка компании) неадекватна. Когда владеете чем-то замечательным, и оценка приближается к и становится справедливой, обычно имеет смысл продать. Даже если инвестиция великолепна, но компания торгуется по полной и справедливой стоимости, то в лучшем случае вы ничего не заработаете. И, вероятно, есть лучшее применение деньгам в другом месте. У вас должна быть дисциплина, чтобы сказать себе «Стоимость компания поднялась. Я заплачу налоги (прим – после продажи с прибылью) и пойду дальше».

Вопрос: Майкл Прайс был выступал у нас в классе, и говорил не самые лестные вещи об использовании DCF (прим – дисконтированный денежный поток). Вы его вообще применяете?

DW: Я, вероятно, унаследовал скепсис Майкла по поводу DCF. Я думаю, что, используя DCF вы попадаете в ситуацию, когда на входе у вас мусор и на выходе у вас мусор. Концептуально метод правильный, но способность кого бы то ни было сделать точные расчеты низка. За те многие годы, пока я работал на Майкла, одним из уроков, которые я выучил – не делать свои расчеты основываясь в первую очередь на прибыли. Уолл-стрит ей слишком одержим: «Они превзошли ожидания на копейку? Или они недозаработали копейку?» Если вы инвестируете в ценные бумаги, которые зависят от такого, то высока вероятность что вам «побьют».

Наш подход заключается в том, чтобы попытаться купить, то что есть сегодня со скидкой и получить то, что будет завтра бесплатно. На прошлой неделе мне показали мне DCF модель, я ее изучил, но отнесся к ней довольно скептически. В ней был постпрогнозный (прим – используется для определения terminal value) темп роста в 2%, и я спросил: «А что произойдет, если он будет 5%?». Оценка выросла на 100%.

Таким образом, я разделяю скептицизм Майкла по поводу DCF. Я думаю, что это переоценённый инструмент. Вспомните о годах, когда был рыночный пузырь (прим – речь идет о годах Интернет пузыря) и люди предсказывали далекое будущее и как нелепо это все это закончилась, а в то же время вы могли купить реальные бизнесы, такие как Brown-Forman, который производит Jack Daniels. На пике пузыря Brown-Forman стоил, наверно, половину той цены, по которой бы его могли купить в частной сделке (прим – имеется в виду при 100% покупке бизнеса), если бы такая произошла. Люди покупали бизнесы исходя из DCF потому, что хотели быстро разбогатеть. У Brown-Forman не было долгов, были денежные средства на балансе и резерв по ЛИФО (прим – last in first out, метод бух учета по признанию активов и обязательств). И возвращаясь к Jack Daniels… он занимает почетное место в моем сердце рядом с американским флагом.

Вопрос: Каково это было быть стоимостным инвестором (прим – value investor) в конце 90х?

DW: Много чего происходило. Я был не только стоимостным инвестором, но к тому же получил повышение и стал управлять фондом Mutual Shares и начал практически в самый неудачный момент (на дне).

Это было очень трудно, потому что чтобы достичь успеха нужно было быть действительно дисциплинированным и уверенным в своей работе, а также в своих способностях. В то же время нужно было понимать, что мир своего рода сошел с ума. Относительно немногие из нас сохранили веру в стоимостные инвестиции в нижней точке. Была женщина, которая написала мне письмо от руки, в котором жаловалась, что я динозавр, и не понимаю, как достичь хороших инвестиционных результатов, так как не купил Cisco Systems. И она была не одна с таким мнением. Было огромное давление с разных сторон к капитуляции, но я не сдался. Я находил абсолютно замечательным то, что были великолепные компании на которые я пускал слюни в течение многих лет, но не мог ими владеть, потому что они торговались по высоким мультипликаторам. И у нас была возможность купить некоторые очень привлекательные вещи. Это был не простой период, но я узнал много нового, и он завершился большой прибылью для инвесторов нашего фонда.

Из этой ситуации можно извлечь урок. В феврале этого года, люди были крайне обеспокоены, когда произошла единовременная распродажа Китайских активов. «О нет, Китай идет ко дну. Небо падает, и мир катиться в пропасть». Рынки по всему миру падали несколько недель. По телевизору был только негатив. Был даже один день, когда мы покупали практически все бумаги, которые имелись у нас портфеле (примувеличивали позиции). Прошло 2 месяца, на рынках произошло ралли, по телевизору один позитив, а по факту ничего не изменилось. Я думаю, что один из главных принципов которому учит стоимостное инвестирование – ты должен сам делать свою работу, и понимать, как писал Бен Грэхем, что г-н Рынок зачастую иррационален и использовать его колебания, а не быть их жертвой.

Но это трудно. Должен быть подходящий темперамент и дисциплина и я не думаю, что эти качества есть у большинства людей. Это очень трудно.

Вопрос: Вы думаете, что некоторые люди просто рождаются с правильным темпераментом? Ваш темперамент менялся со временем?

DW: Я открыл инвестиционный счет Давида Винтерса (прим – свой собственный) в 5 лет, так что в моем ДНК определенно есть что-то нужное, но, конечно, многому я научился. Я уже долго этим занимаюсь и стараюсь учиться каждый день, наблюдая, как люди себя ведут на рынках. Одной из причин, по которой мы создали Wintergreen было желание иметь возможность извлекать выгоду из того что твориться в мире, а не участвовать в ежедневных «стычках».

Вопрос: Есть ли у вас какие-нибудь любимые характеристики для оценки качества прибыли?

DW: Мне нравиться разложить как компания получила свои доходы: Была ли это переоценка (прим – активов/обязательств)? Или операционная деятельность? Я считаю, что органический рост является очень важной характеристикой. Был ли органический рост за счет продаж и/или изменения маржинальности?

Многое в нашем бизнесе зависит от профессиональных оценок, и одна из вещей, которые мы пока не успели обсудить это важность менеджмента. Мне пришлось выучить этот урок: важны люди, которым вы отдаете свой кошелек в пользование. Очевидно, чтобы вкладываться мы хотим иметь хорошую компанию, или хорошие активы, но также должны наличествовать люди, которые заставят работать эту компанию в наших интересах.

Представьте ситуацию: если у вас великолепный профессор и вы наслаждаетесь занятиями, то вы получите пятерку. А если профессор вам не нравится, если он приходит на занятия и поворачивается спиной к студентам, то вряд ли исход будет также хорош.

Вопрос: Как вы выясняете, что мотивирует менеджмент?

DW: Сегодня разобраться в ситуации стало с одной стороны проще, а с другой сложнее. Вы можете многое узнать о людях. Не все предыдущее поведение менеджмента помогает предсказать будущее, но вы должны выяснить мотивирован ли менеджмент, на то чтобы просто заработать кучу денег и отчалить курить бамбук, или они любят свое дело и хотят добиться долгосрочного успеха? Как они думают? Пытаются ли они срезать путь или больше заинтересованы в дальней дороге и правильных решениях?

Также нужно понять отношение менеджмента к риску. Мы не любим риск и, хотя хотим неплохо заработать, не хотим брать на себя ради этого много риска.

Вы также должны попытаться выяснить как эти люди себя ведут. Когда вы видите, что некоторые люди хотят иметь всякие статусные вещи, кричащие об их успехе, и это становится для них навязчивой идеей (а не желание учитывать интересы окружающих), это о многом говорит.

Многому можно научиться. Это не точная наукой, но зачастую у вас будут «АГА!»  моменты. Иногда будут «О НЕТ!» моменты и тогда вы для себя решите «О нет, я этого не хочу. Эта не комфортная для меня ситуация». Бывает, что менеджмент работает очень много и на износ, чтобы найти пути для личного обогащения за счет акционеров. Это не те люди, с которыми хотелось бы оказаться в одной лодке.

Вопрос: Сложнее ли понять отношение к акционерам менеджмента неамериканских компаний?

DW: Вы знаете, мне повезло, я с раннего детства много путешествую по всему миру. И мне и сейчас приходится добавлять страницы в мой паспорт (прим – для виз и т.д.).

Люди и их культуры различаются, и поведение также отличается. Одна из вещей, с которой вы как американец должны быть очень осторожны, это то что не все играют по нашим правилам или соответствуют нашим ожиданиям, и не обязательно хорошо реагируют на наше привычное поведение. Иногда очень сложно понять, что происходит на самом деле, но опять-таки зачастую достаточно просто обратить внимания, на то, что они делают, а не то, что говорят. Если вы видите, что менеджмент ведет себя рациональным образом, то это хороший знак. Если они совершают странные поступки или такие, что вам остается только почесать голову и спросить себя: «Почему они это делают», тогда не имеет значения, что они говорят.

Время от времени вам будут попадаться компании, которые прямо и открыто заявляют о том, что пытаются сделать, и делают это. Подумайте о том, сколько из ваших коллег в Columbia (прим – в бизнес школе) из-за рубежа. Довольно многие из них собираются вернуться туда, откуда приехали, и применять там принципы, которые узнали здесь. Многие из этих людей добьются огромного влияния. Так что мы, в том числе, понимаем, что следующее поколение менеджеров получило образование в США или Великобритании и, что оно возьмет лучшие англосаксонские принципы и изменит их, таким образом, чтобы они соответствовали их собственным культурам.

Я думаю, что сейчас очень захватывающее время, несмотря на все то, о чем мы беспокоимся и что нам не нравятся. Хорошего больше. Идет огромное создание богатства, есть свободное перемещение идей и людей. Молодые люди в любой точке Земли замечательно работают и, хотя это не так просто, наша работа заключается в том, чтобы найти хороших людей в любой культуре и стране. Нужно просто всегда интересоваться у окружающих “Хорошие они или нет? Умные или нет? Много работают? Честные? Приятные?”

Вопрос: Как распознать и избежать стоимостных ловушек (value traps) в инвестициях?

DW: Мы попадали в некоторые такие ловушки на протяжении многих лет, и я много узнал об их свойствах. Был одна, в которой долгие годы цена акции вообще не росла, но в конце концов выстрелила. Вы должны постараться выяснить хороший ли у компании бизнес, хорошие ли там работают люди, но, если вы попали в ловушку, то помните — время ваш враг. А вы хотите, чтобы оно было вашим другом. Вы хотите спать по ночам и знать, что становитесь немного богаче, даже если цена акции или облигации не отражает этого. Вы должны понимать влияние времени на ваши инвестиции.

Возьмите HSBC. Хотя мы больше не владеем этой бумагой, нам нравилась мысль, что в каком-то уголке мира, кто-то использует банкомат, занимает деньги, или делает инвестиции. Приятно владеть частью бизнеса, в котором 24 часа кто-то на вас работает в поте лица. Мы любим такие ситуации.

Вопрос: Как вы отфильтровываете шум?

DW: Частично за счет того, что мы постарались создать очень рациональную, приятную атмосферу с фокусом на долгосрочные результаты. Мы устранили множество вещей, которые отвлекают. У нас также есть что-то вроде мозгового центра (think tank). Это такое интересное место, где у нас есть комнаты для независимого и для совместного мышления, и еще мы очень много читаем. За дверью нашего офиса очень много ерунды поэтому мы стараемся сосредоточиться на вещах, где наши исследования могут привнести ценность.

Есть огромное количество того, которые вообще невозможно выяснить. Подумайте о том, сколько времени люди увлеченно тратят, что предсказать следующий шаг ФРС. Я не знаю, какой он будет и для вас это не имеет значения, если вы делаете хорошие долгосрочные инвестиции. Кроме случаев, когда вы полагаетесь на сверх детальный и точный DCF анализ, движение ставки в 25 базисных пунктов не должно изменить ваш взгляд на мир. Мы пытаемся сосредоточится на значимых вещах и не обращать внимание на большое количество ерунды. Все что у нас есть – это время, и после того как мы его потратим, назад оно уже не вернется, так что мы просто стараемся сосредоточить свою энергию на том, что как мы думаем, имеет значение.

Это и опыт, и правильное понимание ситуации. Правильное понимание ситуации – важный элемент в нашем бизнесе.

Красота инвестиционного бизнеса в том, что он по своей природе накопительный, и зачастую лучшие в нем не 22-летние, как в профессиональном спорте, а 72-летние. До тех пор, пока ты продолжаешь учиться и любить свое дело, все зависит от мышления, опыта и готовности меняться. Поэтому я считаю, что это лучший бизнес в мире. Им можно заниматься всю жизнь.

Один из людей которыми я восхищался был парень по имени Фил Каррет, который скончался несколько лет назад. Филу было более 100 лет, когда он умер, и он был просто невероятным. Он был очень проницательным, и в течение своей жизни, я думаю, он становился как инвестор все лучше и лучше.

Вопрос: Мы слышали, как вы в одном из своих интервью вы говорили о том, что сосредоточены на росте своего состояния в течение следующих 40 лет.

DW: Да, это правда!

По нашему мнению, инвестиционный бизнес прошел точку бифуркации и перешел на индексную модель ведения бизнеса, по которой сейчас работают крупные фирмы. Иметь повышенный или пониженный вес какого-то индекса в десять базисных пунктов – это не инвестирование. А другой экстремум – модель компенсации с большим рычагом (прим – типа классической 2/20). Они позволяют получить большую часть платы за результат очень быстро.

Инвестиционное сообщество сегодня предлагает гораздо больше вариантов и возможностей принять участие в рыночной активности, чем это было двадцать лет назад, когда я учился в школе (прим – бизнес школе, наверно). Одним из самых распространённых вариантов является вложения в так называемые хедж-фонды. Эти инвестиционные инструменты предлагают все мыслимые формы разнообразия, риска и lock up’а (прим – период «заморозки», например, в течение какого количества времени нельзя забирать средства). Когда буквально есть тысячи людей, управляющих этими фондами, само собой разумеется, что есть широкий круг портфельных менеджеров. Я вас призываю тщательно изучить репутацию и историю тех кому вы доверяете ваши деньги или карьеру.

Мы изучали по всему миру тех, у кого очень хорошо получалось достигать результаты в нашем бизнесе и это занимало длительные периоды времени. Чаще всего это происходило через владение частями или бизнесами полностью в течение очень длительного времени. Это не происходило за счет гиперактивного трейдинга или сделок.

Мы пытаемся создать долгосрочное богатство без большого риска (под риском я понимаю перманентную потерю капитала, а не изменение котировок), а также быть в состоянии, когда люди паникуют, что кажется происходит раз в три месяца или около того, подобрать то, что упало.

Деньги — это круто, мы любим наличные деньги. Сегодня нам платят 5% за то, что мы держим на деньги на балансе и ждем возможности для инвестиций по ценам которые нам понравятся. Деньги — это прекрасная вещь, и не только когда они есть у нас, но также мы любим компании у которых есть наличные деньги. Потому что если у бизнеса правильный менеджмент, то он сможет оппортунистически выкупать акции, совершать сделки, выплачивать дивиденды и т.д. Увеличение свободного денежного потока – замечательная вещь.

У меня есть друг Эндрю, он мой друг с детства. Я начал управлять деньгами Эндрю много лет назад, и это была относительно небольшая сумма. Сегодня сумма гораздо больше, слава богу, и Эндрю дважды в год открывает отчет, и, как правило, если его активы больше, чем было в прошлый раз, он счастлив. Одной из причин, почему мы сделали ПИФ, несмотря на то, все наше поколение пошло в другом направлении (прим – открывает хедж фонды), то, что бизнес ПИФов сегодня доминируются индексными моделями, в которую мы не верим. В целом люди обычно не знают, что делать со своими деньгами.

И мы сделали фонд таким образом, чтобы наши деньги были там же где и наших инвесторов. Мой бизнес-партнер Лиз Кохернур, и я начали в основном работать с деньгами друзей и семьи, теперь это «расширенная» семья и друзья, но вы должны понимать, что будь то мои родители или мои друзья, многие из них не знали, что делать со своими деньгами, и не хотели зацикливаться на этом. Они хотят разместить их где-то, где их будет больше, когда они им понадобятся. Вот чем мы занимаемся. Также дважды в год мы стараемся всем написать и объяснить, что мы делаем. В последнем письме мы использовали цитаты Марка Твена, чтобы попытаться показать, что человеческая природа не сильно изменилась за эти годы.

Вопрос: Что рынок упускает в отношении компании Japan Tobacco?

DW: JT очень сложная компания. Эта японская компания и работают они очень хорошо. Они только что закрыли покупку Gallaher в Великобритании, и мы считаем, что это очень, очень умное приобретение. У них было 6 миллиардов долларов наличными, которые зарабатывали 1% и сделав сделку, они не просто увеличили размер компании. Я думаю, что их стоимость финансирования, до вычета налогов, будет около 3 с половиной процентов. Это выглядит очень неплохо.

Мы не защищаем курение, но мы считаем, что экономика бизнеса хороша.

Вопрос: Можете рассказать о Imperial Tobacco и менеджменте компании?

DW: Imperial удивительная компания. Мы считаем, что Imperial Tobacco, о чем мы писали в последнем ежегодном отчете, одна из наиболее эффективно управляемых компаний в мире. Они выделились из Hanson. Лорд Вайт и Лорд Хэнсон построили конгломерат в 60-е годы и он был расформирован в 90-х. Hanson всегда был очень осторожной в расходах компанией и местом высоких стандартов.

Imperial вышла из этой культуры. У них самая большая долю рынка в Великобритании, и они сделали ряд очень умных приобретений. Они выкупали акции; они выпускали акции, когда им было нужно. Они великолепно распоряжались капиталом, и никогда не забывали об этой стороне бизнеса. Они довольно скромные люди, тем не менее у них один из лучших результатов управления компанией из тех, что я видел. Мы поклонники Imperial.

Вопрос: Какая была Ваша лучшая инвестиция и осознали ли вы потенциал роста на момент покупки?

DW: Одна из лучших Berkshire Hathaway. Эта была великолепная долгосрочная инвестиция. Приятно, в том числе то, что Berkshire стала лучшей компанией, чем была.

Ежегодные отчеты великолепны, потому что они заставляют думать. Инвестиция была не только финансово успешной, но и оказалось великолепной интеллектуальной инвестицией. Berkshire принесла не только прямые финансовые выгоды, были и дополнительные плюсы — изучая эту компанию, я улучшил свое мышление.

Вопрос: Почти каждый инвестор, который приходит выступать в кампусе (прим – кампус бизнес школы) превозносит преимущества концентрации. Все они очень успешны, хотя все по-разному понимают, что такое концентрированный портфель. Для кого-то это 4 или 5 акций, для других 50 или 60. У вас около 30 позиций. Почему, что это количество вам подходит?

DW: У нас ПИФ и он регулируются Законом об инвестиционных компаниях 1940 года. Он должен быть диверсифицированным и соответствовать определенным специфическим требованиям. Большинство коллег, у которых 4 или 5 акций работают в формате партнерства, и, как правило, получают ежегодную компенсацию в 1 или 2 процента (прим – от инвестированного капитала) плюс 20% от прибыли. У нас также есть партнёрство, но плата за управление в нем, как в ПИФ. Оно более концентрированное (прим – чем ПИФ The Wintergreen Fund), поэтому будет иметь более волатильный результат, но оно не настолько концентрировано как те, где 4 или 5 ценных бумаг.

Я думаю, что если вы сможете найти 4 или 5 хороших инвестиций и в них зайдете, то, вероятно, это сработает, но ваш путь к инвестиционной нирване будет ухабист. У нас есть несколько очень больших позиций. Мы разделяем наши инвестиции по категориям: Высшая лига, Малая лига и ферма. Некоторые из них находятся на пути вверх, некоторые на пути вниз, а некоторые из них мы просто не можем достаточно прикупить, потому что они не бывают доступны по привлекательным ценам.

Я думаю, что должна быть определенная диверсификация, на случай, если на компанию упадет метеорит или случится еще что-то неожиданное и страшное. Но чем больше вы вкладываете в свои лучшие идеи, если вы проделали хорошую исследовательскую работу, то, вероятно, тем ваши результаты будут лучше. Мы не хотим управлять Ноевым Ковчегом (по 2 единицы всего). Мы такое видели, и с тем же успехом можно купить ETF или индексный фонд. Наша зона комфорта где-то посередине. Мы также не играем в рулетку и не делаем ставки на черное с плечом (прим – левередж). Это не наш стиль.

Мы хотим быть в позиции, которая позволит реагировать, если произойдет неожиданное событие. Приведу пример. В 2002 году была серия корпоративных скандалов. Enron, Adelfia и случилось следующее: резкое падение долговых бумаг с высокой доходностью, а затем произошло еще одно очень тошнотворное падение, потому что за первыми скандалами был целый ряд других. Теперь оглядываясь назад, это выглядит как очень короткий период турбулентности, но тогда была почти полная неразбериха на рынке долгов с фиксированной доходностью. Но если у вас не было денег, то вы бы не могли купить все эти великолепные долговые бумаги дешево. Таким образом, мы не согласны с идеей, что всегда надо все средства полностью инвестировать, и что всегда есть великие и очевидные идеи.

В нашем бизнесе важно уметь просто набраться терпения и ждать, пока появиться возможность для хорошего удара. Возвращаясь к периоду Интернет пузыря, он продолжался довольно долго, и именно почти перед самым его сдутием, люди сдавались и подписывались на схему «разбогатей побыстрей». Они не могли пережить тот факт, что их соседи богатели с zippidy-do-da.com, и они стали продавать Brown Forman. Ретроспективно, многие теперь понимают, что они следовали за миражом.

Вопрос: Какой совет вы бы дали студентам MBA?

DW: Будьте честным с собой, и попытаться найти что-то, что вы любите. Я думаю, что так много людей одержимы осуществлением всех нужных, с их точки зрения, шагов чтобы дойти до определенной точки, но если вам нравиться, что вы делаете, то шансы того, что вы будете счастливым, здоровым и успешным увеличиваются,

Вы должны найти то, что вас увлекает, что заставляет пройти лишнюю милю, потому что зачастую именно это отличает успех от неуспеха в бизнесе. Иногда просто везет, как в комедии The Beverly Hillbillies, где промахнувшись в индейку попали в нефтяную скважину, но главное, чтобы ваша работа вам так нравилась, чтобы вам хотелось всегда сделать еще немного. Желание должно рождаться из любви, а не из жадности. Я не думаю, что большинство успешных людей мотивировали деньги.

Спасибо мистер Уинтерс.

Интервью: Дэвид Винтерс - Охотник за сокровищами по всему миру by
0 Flares Twitter 0 Facebook 0 Google+ 0 0 Flares ×

9
Отправить ответ

avatar
5 Comment threads
4 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
6 Comment authors
СергейВладиславАндрейАртёмАлексей Смирнов Recent comment authors
  Subscribe  
новые старые популярные
Сообщать о
Александр
Гость
Александр

Владислав, спасибо большое. В переводе читается заметно быстрее 🙂
Хотел узнать, не планируется ли дополнять список литературы на сайте (источник мудрости)?

Алексей Смирнов
Гость
Алексей Смирнов

Браво! Классное интервью: здравый смысл + опыт, заполированные логикой.

Артём
Гость
Артём

Очень круто, спасибо

Андрей
Гость
Андрей

Владислав, в контекст про акции которые нравятся… Что думаешь про бумаги:
SFL https://www.google.com/finance?q=NYSE%3ASFL&ei=bTm1V6CVLYvDsAHKyLeoAw
и греческую CMRE https://www.google.com/finance?q=NYSE%3ACMRE&ei=uDm1V7n-MYKGsQHcla6YAg

12% годовых. п/е 5,2!

Сергей
Гость
Сергей

Спасибо! Очень интересно!